Ирина Золина : “Наличие голого тела на сцене – это уже давно не нонсенс и этим зрителей не привлечешь”

  • 21 Noy - 2019

TeatrO.az представляет интервью с директором Электротеатра Станиславский

 

-Ирина Вячеславовна, вы являетесь директором одного из известных московских театров и долгое время занимаетесь театральным продюсированием. В каком направлении ведется политика менеджмента в российских театрах?

Стратегия управления театром вырабатывается в зависимости от того, какой это театр. Дать какое-то точное определение, какова политика менеджмента во всех российских театрах, невозможно. Даже если говорить отдельно о Москве или регионах – все зависит от художественных целей каждого театра, художественного руководителя и его художественной концепции развития театра. Исходя из этого выбирается стратегия управления. Электротеатр – режиссерский театр, который ориентирован на каждого режиссера, создающего спектакль в театре. Мы никогда не вмешиваемся в творческий процесс и позволяем режиссеру воплощать свои идеи свободно, это важная часть политики театра. Другая важная часть – «горизонтальная система» управления, которой мы придерживаемся в работе между всеми отделами и цехами.

– В России большое количество театров и широкая публика. Как, по вашему мнению, должна строиться стратегия пропаганды рекламы в странах и регионах с менее развитыми театральными традициями?

Сразу пугает слово «пропаганда», потому что это относит в наше не такое далекое прошлое, когда было модно распространять агитки, листовки, брошюрки и пропагандировать различные идеи. Я бы исключила слово «пропаганда» из этого вопроса. Что касается привлечения зрителя – мне кажется, что театр и российской человек неотделимы. И даже если в каком-то городе или регионе мало театров, все равно при слове «театр» у человека возникает некий трепет. Нужно заниматься развитием, но не в том смысле, чтобы театр был в каждом городе и в каждом селе – такие попытки были в свое время, и насильственно ничего не получится, – а в смысле поддержания интереса.  То есть, если человек хочет пойти в театр, он найдет для этого способ – например, поехать в близлежащий более крупный город. Это может быть и раз в год, но тогда поход в театр будет ярким событием в жизни, которое надолго останется в памяти. Потому что дело не в количестве посмотренных спектаклей, а в наличии стремления и желания. 

Вторым направлением является развитие театральных фестивалей, когда крупные театры выезжают в регионы, чтобы показать лучшие спектакли. Тогда у человека из региона с менее развитыми театральными традициями, как вы говорите, будет возможность увидеть спектакли больших театров.

– Поговорим о реформах. Какие важные реформы вы провели после того, как начали работать директором Электротеатра Станиславский?

Слово «реформа» почему-то ассоциируется сразу с революцией либо с перестройкой, которые несли за собой идею уничтожить все старое и на этом ничто попытаться воздвигнуть что-то новое. По моему глубокому убеждению, разрушив старое, нельзя создать что-то новое и интересное. У нашего театра тоже были разные этапы его жизни за 85 лет, были и взлеты, были и падения, но, если бы этого всего не было, он не был бы сейчас таким, какой он есть. Поэтому только бережное отношение к истории может дать возможность к созданию и созиданию.

–Проходит ли выбор пьес при составлении репертуара театра по особому принципу или отпускается на свободный выбор режиссера?

Это свободный выбор режиссеров, никаких принципов по выбору пьес нет. Задумка должна быть созвучна художественной идее театра и его концепции, но то, что пьеса может не нравиться художественному руководителю, не является критерием отбора. Драматургией должен болеть сам режиссер, чтобы суметь «заразить» артистов, с которыми он будет работать. 

– Практикуется ли какая-либо цензура на ваш репертуар?

Внутренней цензуры нет, есть только определенная художественная концепция театра, как я уже говорила в ответе напрошлый вопрос. Главное – не уходить в пошлость и моветон. Наличие голого тела на сцене – это уже давно не нонсенс и этим зрителей не привлечешь. Нагота либо нецензурная брань возможны на сцене, только если они художественно оправданы. 

– На основании наблюдений последних лет можете ли вы сказать, чего хочет российский зритель?

За последнее время российский зритель, наверно, стал более искушенным, потому что появилась возможность путешествовать по всему миру, много видеть, сравнивать. Поэтому халтура не пройдет. Спектакли могут отличаться по режиссерской стилистике быть разного направления, совершенно разной драматургии, но всегда важны качество и интерес самого режиссера к постановке. Если режиссеру и артистам интересно то, что они делают, то это будет интересно и зрителю.

– У Электротеатра есть масштабные и известные постановки, но в Баку вы едете с двумя камерными спектаклями. Есть ли на это особая причина?

Особых причин нет, за исключением той, что привоз спектаклей больших форм, которые у нас в театре идут два, три и более вечеров, предполагает очень долгий подготовительный период. Непросто вывезти сто человек и пять фур декораций и костюмов. Безусловно, это упирается и в определенную финансовую составляющую, но все вопросы можно разрешить, если есть обоюдное желание. У Электротеатра Станиславский есть большое желание привезти в Баку и свои большие постановки, и я надеюсь, что именно привоз камерных спектаклей может поспособствовать интересу бакинского зрителя к нашему театру.

– Как регулируется финансовый баланс театра и переживаете ли вы финансовые сложности?

Театр не может быть самоокупаемым по своему принципу, как и любое другое искусство. Если ставить во главу угла коммерцию, то искусство пропадает, это несовместимые истории. А если говорить про финансовую составляющую, то ни для кого не секрет, что основное финансирование театра происходит из внебюджетных источников. Был специально создан Фонд поддержки театра, благодаря которому у театра есть некая независимость от государственного финансирования. Но, безусловно, государственное финансирование также важно для театра, как и внебюджетное.

– Чем Электротеатр отличается от других театров по стилю?

Все спектакли, которые идут у нас в театре на Основной и Малой сцене, поставлены совершенно разными режиссерами – от Теодороса Терзопулоса и Хайнера Гёббельса до молодых режиссеров, как Клим Козинский или Светлана Прохорова. И каждый спектакль уникален, как конфета в коробке ассорти. У каждого есть свой вкус, своя какая-то изюминка или свой орешек, и все вместе они составляют ту самую уникальность. 

– Какие проблемы российского театра наблюдаются на сегодняшний день?

С точки зрения творчества проблем у российского театра нет, потому что театр развивается во всех направлениях – есть и Театр.doc, есть и «Гоголь-центр», есть и Малый театр, есть РАМТ (Российский Академический Молодежный Театр) и многие другие. Наверно, если и есть проблема, то она находится на законодательном уровне. Потому что каждая институция имеет свою специфику, будь то театр, музей, кинотеатр или выставочное пространство. И невозможно объединить всех под один закон. Если будут внесены определенные изменения в законодательство, связанные с обеспечением жизнедеятельности театра, выпуском новых постановок, поддержкой в репертуаре старых спектаклей и прохождением тендеров, то станет немного проще.

 

Емин Алиев, театровед


Oxunma sayı: 230

Yazar haqqında